Кảмин (camin) wrote,
Кảмин
camin

Category:

Ре-мемберинг в Нижнем

Небольшой видеоанонс очередной "конкретной" группы, на этот раз по работе с потерей, я хочу предворить рассказом о понятии ре-мемберинг от Дарьи Кутузовой:
Представление о re-membering опирается на метафору членства (membership), разработанную Барбарой Майерхоф (Myerhoff, 1978, 1982, 1986) и Майклом Уайтом (White, 1989) для описания «клуба значимых других» в жизни человека. Мы все рождаемся в такой клуб, и на протяжении жизни кого-то в него добавляем, а кого-то, бывает, что и вычеркиваем. Жизненный клуб человека является отправной точкой для выстраивания его идентичности. Во взаимоотношениях между человеком и другими членами его жизненного клуба происходит предложение и принятие позиций идентичности, избранные идентификации подтверждаются и признаются аутентичными. С этой точки зрения, идентичность является побочным продуктом множества диалогов с теми, кто подтверждает или отвергает наши заявления о том, кем мы являемся (McNamee & Gergen, 1999).

Жизненный клуб сформирован из взаимоотношений взаимного признания аутентичности. Этот клуб является значимым дискурсивным сообществом, к которому мы обращаемся, когда хотим осмыслить то или иное событие. Таким образом, как утверждают Л.Хедтке и Дж.Уинслэйд, смысл жизни человека создается и располагается в этом жизненном клубе. Разные члены клуба обладают различным статусом, кто-то занимает более привилегированное положение, кто-то – менее. Некоторые люди настолько важны для нас, что мы присваиваем им пожизненный статус почетных членов нашего клуба. Однако присвоение высокого статуса человеку не означает, что он не сможет быть при определенных обстоятельствах этого статуса лишен. Люди могут поссориться, развестись, человек может предать или жестоко обойтись с нами, и тогда его статус в жизненном клубе может быть пересмотрен.

Смерть и членство в жизненном клубе


В рамках модернистского дискурса о смерти считается, что смерть сама по себе сводит на нет членство человека в чьем-то жизненном клубе. Именно это обычно подразумевается, когда людям говорят, что они должны «признать окончательность и необратимость смерти». Людям внушают, что они должны извлечь ресурсы, которые они вкладывали в отношения с покойным, из этих «окончившихся» отношений, и вложить эти ресурсы в другие отношения (Worden, 1982/1991). Подобная метафора подразумевает своего рода экономику отношений (и экономию на отношениях), а также восприятие людей как своего рода акционерных компаний, в которые мы вкладываем свои богатства (предположительно – ради нашей собственной выгоды). Когда отношения перестают приносить нам большие дивиденды, нам говорят, что хорошо бы эти отношения оборвать и двигаться дальше.

С точки зрения Л.Хедтке и Дж.Уинслэйда, равно как и других представителей нарративного подхода, идея о том, что со смертью любимого отношения с ним прекращаются, и его надо лишить членства в жизненном клубе, ошибочна. Она основывается на предположении о том, что человек есть в первую очередь и по преимуществу тело, и что «быть в отношениях» равнозначно тому, чтобы телесно «быть рядом». Но если хотя бы на миг задуматься об этом, становится очевидно, что даже после своей смерти любимые люди продолжают присутствовать в нашем сознании. Мы слышим отголоски их слов, рассказываем их истории, припоминаем, как они на нас повлияли. Каждый раз, когда мы говорим о них, мы переосмысляем их жизнь, мы воплощаем своей жизнью их ценности и замыслы. Иногда мы обращаемся к ним, задаем вопросы, делимся впечатлениями и воображаем, что они могли бы нам ответить. Мы можем легко представить себе, как они радуются, узнав о том хорошем, что мы совершили, или о том хорошем, что случилось с нами. Человек после смерти не исчезает, он переходит из биологической формы существования в нарративную, и его способность оказывать влияние на нашу жизнь от этого практически не ослабевает. Можно сказать, что в этой форме существования люди живы до тех пор, пока о них кто-нибудь помнит.

Что такое re-membering?

Общепринятые, распространенные представления о памяти оказываются неподходящим основанием для re-membering. Модернистская сосредоточенность психологии на «отдельном индивиде» представляет память как нечто, находящееся в личном владении человека, как собрание компьютерных файлов и папок в мозге. Однако существуют альтернативные представления о памяти, где считается, что это – более социально-распределенное явление. Мы вспоминаем нечто, когда об этом заходит речь в том или ином разговоре.

Барбара Майерхоф понимает re-membering как намеренное восстановление членства, восстановление участия в жизни человека тех фигур, которые имеют к ней отношение – других людей, воображаемых персонажей, воспоминаний о себе-прежнем на разных этапах жизни. Re-membering – больше, чем просто припоминание. Человек, осуществляющий re-membering, является активным субъектом этого процесса, и то, что происходит – не бледное отражение яркого прошлого, это созидание настоящего, больше в каком-то смысле похожее на «вызывание духа». Как писал Том Аттиг (Attig, 2001, стр. 48): «…лелея воспоминания, мы освежаем и углубляем наше понимание ушедших, уделяем им внимание, приближаем их к себе, заботимся о них, обнимаем, хоть они и не рядом, испытываем благодарность, тепло нашей любви к ним, чувствуем, как они благодарны нам за то, что мы их помним, чувствуем, что они продолжают любить нас». Вспоминая людей таким образом, мы заново познаем мир.

Разговоры, направленные на re-membering, – это разговоры, в которых происходит намеренное, произвольное конструирование членства какой-либо фигуры (это не обязательно должен быть человек, это может быть животное или неодушевленный предмет) в нашей жизни. Восстанавливать участие человека в нашей жизни – значит, не позволять памяти о нем проходить мимо, не затрагивая нас. Мы можем обращаться к нашим воспоминаниям о человеке, чтобы получить его совет при принятии важных решений. Мы можем оставлять для него место на семейных сборищах и/или посвящать свою жизнь реализации тех ценностей и идеалов, которые были важны для покойного.


Акт изменения статуса человека в нашем жизненном клубе имеет не только личное, но также социальное и политическое значение, он помогает нам – отдельным людям и сообществам – противостоять доминирующим дискурсам, которые навязывают нам «нормы жизни». Очень важно, что сам человек имеет право и возможность в любой момент пересмотреть списки членов своего жизненного клуба – это особенно касается тех случаев, когда кто-то так или иначе убедил нас дать ему привилегированный статус в нашем жизненном клубе, а потом злоупотребил своим положением и возможностью оказывать влияние на нашу жизнь (например, вошел в доверие и предал, убеждал, что любит, но подвергал насилию). Такого человека можно изгнать из клуба, лишить привилегий, отправить «на периферию», и сделать это можно и тогда, когда его уже нет в живых. И напротив, тот, с кем хотелось, но не совсем удалось выстроить хорошие отношения при жизни, после смерти может стать очень значимой для человека фигурой.

Tags: Нижний Новгород, нарратив, спихотерапия
Subscribe

Posts from This Journal “нарратив” Tag

promo camin april 13, 2037 11:22 74
Buy for 10 tokens
Бывший Как вернуть любимогоPosted by Андрей Камин on 17 сен 2017, 08:22 Есть так же каналы: 1) Ратэпп https://t.me/ratepp с трансяциейratepp и группы вконтакте и еще пары источников и уютныечатики для обсуждения новостей из жизни телефонов доверия в Телеге и Вацапе. А теперь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments