Кảмин (camin) wrote,
Кảмин
camin

Categories:

Руслан, Людмила и прочие ужасы

Порадовал обнаруженый в опере Глинки "остров Туле", как-будто Пушкин про остров Буян никогда не писал.
Что бы окончательно ужаснуться автору надо будет наткнуться в сети на творчество Лазарчука по мотивам "Руслана и Людмилы" "Черномор у Лазарчука и Бакшиева не просто смешной длиннобородый карлик, а бог моровых поветрий и повелитель чумы, Снегурко — зверообразный слуга Лютобога, царь Горох — суровый огнепоклонник, Колобок замешан ведьмой на жертвенной крови, да и остальной бэкграунд[Spoiler (click to open)]
явно не для «среднего школьного возраста». Действие романа начинается в столице Станового царства между Доном и Волгой, в мире не то что дохристианском, но даже доэллинистическом. Александр Македонский еще не завоевал полмира, а греческая культура с ее представлением о добре и зле, разделением человечества на цивилизацию и варваров, не стала главным образцом для подражания: потомки хитроумного Одиссея сидят на своих островах, пасут коз, собирают оливки и остаются одним из многих равноправных народов Ойкумены. Главный центр притяжения здесь Персия, величайший правитель всех времен и народов — царь Ксеркс, а самые распространенные религии — зороастризм, буддизм и иудаизм. Соавторы описывают очень своеобразный, интересно устроенный мир — и, несмотря на обилие вроде бы узнаваемых деталей, абсолютно чуждый современному читателю"

Оригинал взят у valery_lov7518 в Руслан и Людмила
Оригинал взят у ortheos в Руслан и Людмила
В русской культуре известно два "Руслана и Людмилы". Первый - юмористическая пародия молодого Алесандр Сергеича на оккультную  "Двенадцать дев" Жуковского . Местами даже издевательски-сатирическая .
Второй -  опера Михаила Глинки.

Сравнение поэмы Пушкина и либретто оперы вызывает не только недоумение. А некий даже ужас.


У Пушкина отец Людмилы - святой князь Владимир Красно Солнышко.
У глинки - Светозар (фактически это перевод латинского Люцифер на русский)

У Пушкина Баян появляется только по имени и рассказывает о взятии Царьграда русскими.
У Глинки Баян откровенно проповедует не просто оккультный -вполне конкретный катарский/богомилский/манихейский догмат

"За благом вслед идут печали,
Печаль же — радости залог;
Природу вместе созидали
Белбог и мрачный Чернобог."


Этого нет у Пушкина. Равно и близко нет вот этой оргии неоязыческого идолопоклонства.

"Мчится гроза, но незримая сила
Верных любви защитит.
Велик Перун могучий,
Исчезнут в небе тучи,
И солнце вновь взойдет!"

Людмила
Небес невидимая сила
Нам будет верный щит!

Баян
Но радости примета,
Дитя дождя и света,
Вновь радуга взойдет!

Хор
Мир и блаженство, чета молодая!
Лель вас крылом осенит!
Страшная буря, под небом летая,
Верных любви пощадит.

Ратмир
Лейте полнее кубок златой!
Всем нам написан час роковой!

Фарлаф
Вещие песни не для меня —
Песни не страшны храбрым, как я!

Светозар
Лейте полнее кубок гостям!
Слава Перуну, здравие нам!

Хор
Светлому князю и здравье и слава,
В битве и мире венец!
В силе твоя процветает держава,
Руси великий отец!


Обратим внимание, как не святой князь Владимир, а Светозар-Люцифер называется "Великий Отец Руси".
В этом эпитете важно то, что на славянском языке титула "Великий Отец" никогда не было.
Патриарх - Отец и Великий Господин. Не "великий отец".

Титул "великий отец" - это традиционный титул Юпитера-Зевса (поправьте меня, если я ошибаюсь)

Вот в опере Глинки знаменитый оккультный остров Туле в речах Баяна (опять же - Александр Сергеич тут испуганно крестится)

"Есть пустынный край,
Безотрадный брег,
Там до полночи
Далеко.
Солнце летнее
На долины там
Сквозь туман глядит
Без лучей.

Но века пройдут,
И на бедный край
Доля дивная
Низойдет.
Там младой певец
В славу родины
На златых струнах
Запоет.
И Людмилу нам
С ее витязем
От забвения сохранит.

Но не долог срок
На земле певцу,
Но не долог срок
На земле.
Все бессмертные —
В небесах."


В опере Глинки мы видим полный масонско-новиковский реконструкт языческого славянского пантеона.

Хор : Пусть Ладо дарует
Бесстрашных, могучих сынов!"

Людмила
Грустно мне, родитель дорогой!
Как во сне мелькнули дни с тобой!
Как спою: ой, Ладо! Дид-Ладо!
Разгони тоску мою,
Радость-Ладо

Людмила
(одновременно с хором)
Светлый Лель,
Будь вечно с нами!
Дай нам счастья
Полны дни!
Изумрудными крылами
Нашу долю осени!

Хор
Скрой от ненастья, от чары опасной их младость,
Сильный, державный, великий Перун!

Светозар
Боги нам
Счастья дни
И любви
Ниспошлют!



Затем хор поет целую оду Лелю.

"Лель таинственный, упоительный,
Ты восторги льешь в сердце нам.
Славим власть твою и могущество,
Неизбежные на земле.
Ой, Дидо-Ладо, Лель!

Ты печальный мир превращаешь нам
В небо радостей и утех;
В ночь глубокую, чрез беду и страх,
К ложу роскоши нас ведешь,
Н волнуешь грудь сладострастием,
И улыбку шлешь на уста.
Ой, Дидо-Ладо, Лель!

Но, чудесный Лель, ты — бог ревности,
Ты вливаешь в нас мщенья жар,
И преступника ты на ложе нег
Предаешь врагу без меча.
Так равняешь ты скорбь и радости,
Чтобы неба нам не забыть.
Ой, Дидо-Ладо, Лель!

Все великое, все преступное
Смертный ведает чрез тебя;
Ты за родину в битву страшную,
Как на светлый пир, нас ведешь;

Уцелевшему ты венки кладешь
Лавра вечного на главу,
А кто пал в бою за отечество,
Тризной славною усладишь!

Лель таинственный, усладительный,
Ты восторги льешь в сердце нам!


Я думаю, те, кто помнят еще стихи Блока/Иванова/трубадуров, изумятся близости смысла текстов. За той разницей, что "прекрасную даму" на этот раз зовут "Лель" и это мужик. Но тут мы вспомним, что к "прекрасной даме" и Гумилев обращался, как к мужчине - на "он", и бафометского гермафродита тамплиеров. А еще вспомним, что каббалистическое имя Астарты - "Лилит".

Следующее отличие - у Пушкина похищение Людмилы происходит непосредственно из опочивальни молодых - наступает темнота и мрак, в которой страшный голос произносит что-то - видимо, намек на историю Товии из Священного Писания

У Глинки Людмилу похищают прямо с брачного пира два чудовища, а все впадают в оцепенение - это отсылка не на Священное Писание, а на вполне конкретных оккультных "привратников" бесовского царства.

При этом все видят дивный сон и впадают в сладкое созерцание.
"Фарлаф, Светозар
Какое чудное мгновенье!
Что значит этот дивный сон,


У Пушкина все просто и не мудрствуя лукаво уезжают на поиски, у Глинки все воспевают хвалу талисману - чудесному мечу.

Ратмир, Руслан, Фарлаф и Светозар
Верный меч, как талисман чудесный,
Ков врага сокрушит!"

И повторяют эту фразу раз двадцать.
У Пушкина это речь только одного из героев и она совсем другая

"Уж то-то жертв любви ревнивой!
Повеселись, мой верный меч,
Повеселись, мой конь ретивый!»



Ну и понятно, без "благословения Перуна" весь этот глинковский шабаш не обходится

На знаменитом поле с мертвыми костями Пушкинский Руслан просто подбирает себе меч взамен утерянного во время битвы с Ратмиром и едет дальше, а Глинковский Руслан - неистово молится Перуну.

"Дай, перун, булатный меч мне по руке,
Богатырский, закаленный в битвах меч,
В роковую бурю громом скованный!
Помоги, перун, поразить врагов!
Чары страшные не смутят, не смутят меня.


Я нисколько не идеализирую поэму Пушкина - там некоторые нотки (легкая окраска) "славянских дохристианских верований" в "реконструкции" Новикова,Карамзина  и КО тоже прорываются, но он очень далек от того чистого ада, который сотворил Глинка с Кукольником и который почему то именуется шедевром русской культуры.
Tags: #долбославие, По следу орла, карательные хронологи, фантастика
Subscribe

Posts from This Journal “По следу орла” Tag

promo camin april 13, 2037 11:22 75
Buy for 10 tokens
Бывший Как вернуть любимогоPosted by Андрей Камин on 17 сен 2017, 08:22 Есть так же каналы: 1) Ратэпп https://t.me/ratepp с трансяциейratepp и группы вконтакте и еще пары источников и уютныечатики для обсуждения новостей из жизни телефонов доверия в Телеге и Вацапе. А теперь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments