Кảмин (camin) wrote,
Кảмин
camin

Categories:

Фейерверк

Учитывая, что история про ницшеанскую личность оказалась популярна, хочу рассказать еще одну аналогичную историю. Когда я уже не работал интерном в большой психиатрической больнице в центре города, пришлось мне заведовать амбулаторном отделением в психотерапевтическом центре. Пытался я переманить одного доктора из той самой больницы к себе. Как и любое доброе дело, это не пройдет мне безнаказанно. Но в то время, я еще об этом не знал. И настолько расстарался, что добился для нее возможности совмещать работу в обоих заведениях.
Сидели мы как-то дружной компанией на клинической конференции и обсуждали терапию агрессивного поведения. Разговор зашел об одноименном фильме Такеши Китано
Тем, кто, его не смотрел, как и я, напоминаю сюжет. Охранник банка узнает о смертельной болезни жены. Он грабит банк, в котором работает, и везет ее на море. Попутно, он решает помочь другу-инвалиду, который никогда не был в горах. И тащит его на инвалидной коляске в горы. Поскольку, в рамках неуклонной борьбы за добро, он уже перебил кучу народу, дело завершается расширенным суицидом.
Я не мог понять того очарования этим персонажем и его стремлением реагировать на все психопатически однообразно. Но мне рассказывали про эстетику постмодернизма, самурайскую этику и другие особенности современного японского кинематографа.
А затем у меня на приеме появился клиент.Был он низкоросл, рыж и брит почти наголо. Оттопыренный уши мало украшали его физиономию с кривоватым носом. В общем, внешность маловыразительная. История, которую он рассказал, тоже начиналась довольно типично. Происходил он из семьи военных. Отец его погиб в одной из восточо-европейских стран, во время усмирения бунта в одном из бараков социалистического лагеря. Дядя, который его воспитывал, сгинул в Афганистане. Остался он его матерью и дедом и бабкой, тоже отставными военными. После школы он бездельничал, не пытаясь поступать в военное училище. Он дожидался срочной службы армии, как промежуточной ступеньки в карьерной лестнице, проторенной многими члена его семьи. А дождался совсем другого.
То лето не было необычно жарким. Но я хорошо его запомнил. Работать я тогда перебрался за город, в лесу. Есть в России такая примета. Ранние грибы, в июне месяце были и в 14 и в 41, и в том году тоже. Когда я рассказал о ней, надо мной стали тихо посмеиваться. И смеялись до самой зимы 1994, когда наши войска вошли в Чечню.
Наш герой в армию не попал. А попал на экспертизу, в ту самую больницу, откуда недавно перевелся я. И что-то его не пустило. То ли подозрительная энцефалограмма, то ли недолеченый ушиб мозга, который он получил в очередной драке. Подозреваю, что основную роль сыграло активно демонстрируемое желание идти в армию. Он объяснял врачу, что с белым билетом ему ни машину не водить, ни оружием не владеть. И очень просил признать его годным. Врача не могло это не насторожить. И он велел погулять ему еще полгодика.
Полгода он провел с толком, устроился работать охранником в близлежащий ВУЗ. И вот когда они дежурили в общаге, к нему и его напарнику прибежал арабский студент. Он был один из немногих, кто не нашел себе места в землячестве. Его недолюбливали за то, что его мать была европейкой. Путая слова всех известных ему языков, он что-то пытался объяснить охранникам:
- Чего ему от нас надо? – спросил тот у старшего товарища
- Да говорит, к его землякам, две наших абитурьентки в гости забрели.
- Ну и что?
- Видать до их деревни, «черные» не добрались.
- А что за «группен секс» такой?
- Да по имеют их гуртом.
- Ну, тогда пошли, разберемся.
- Куда? Их там человек 8. И есть у них дурная привычка, без ножа не ходить. А в помещении, твоя газовая пукалка нам не поможет.
- У нас так не принято, - ответил наш герой, поправляя самый большой из газовых пистолетов, которые ему удалось приобрести с рук. На работе он демонстративно носил его поверх формы, на самом виду.
Зайдя в комнату, он первым делом обматерил хныкающих девиц. Для большей доходчивости он расстегнул кобуру. Те выпорхнули из комнаты с невиданной быстротой, в направлении прямо противоположном тому, куда только что были посланы. Случилось это даже прежде, чем арабские хозяева откуда-то не подоставали свои тесаки. Предложив хозяевам своими ножикам выстрогать себе из дерева буратину, или иную подругу, охранник собрался удалиться с честью. Но в дверях его окликнули и сказали, что такой хлюпик без пистолета, не мужчина. Надо сказать, что отношения с женским полом были больным местом нашего героя. Сказать, что успехом у женщин он не пользовался, было все равно, что совсем ничего не сказать.
Поэтому, он тут же всучил своему собеседнику свой револьвер в правую руку. И предложил действовать. А через пару секунд, тот уже получил, своим же ножом, зажатым в его левой, плашмя по голове. Ударил охранник его столько раз, что бы его собеседник перестал проявлять всякий интерес к беседе. А нож забрал в качестве трофея.
После дежурства его уже ждали. Но нападать на него сразу не стали. А вернуть нож или предложили выяснить отношения с их сенсэем, который занимался восточными единоборствами с ними в институтском спортзале. И он пришел туда.
Сенсэем оказался двухметровый красавец чеченец. Пока он принимал стойки и подбадривал себя гортанными выкриками, наш герой только почесывался. Так продолжая чесать лопоухую голову, он продемонстрировал собравшимся свой стиль. Он был ошибочно принят ими за киоку-шинкай. Но надо сказать, что специально драться наш герой не учился нигде. За исключением разве драк с соседями и подвыпившими родственниками. Последние правда, как вы должны помнить, были офицерами спецназа. Тем не менее, то что он сделал, относилось скорее к стилю «пьяного мужика у пивного ларька». Он сильно пнул соперника куда-то в середину бедра. А когда тот упал на подломившуюся ногу, лягнул в грудь. Это хватило, что бы тот задохнулся и опрокинулся навзничь. И более не поднялся. Так кинжал остался у нашего героя. Но не надолго. Он продал его, что бы проставиться на проводы. А в армию он ушел уже зимой. В декабре наши войска вошли в Чечню. Это ли повлияло на решение призывной комиссии, или очередное заявление от самого призывника с просьбой отправить его в боевые части, не знаю. Но комиссия проигнорировало заключение психиатра.
Начало истории мне настолько понравилось, что, собираясь совершить очередную благородную глупость, я частенько повторяю, что у нас так не принято. Но будет еще и продолжение

Tags: карательная проктология, пр, спихотерапия
Subscribe

promo camin january 28, 07:55 2
Buy for 10 tokens
страсть дикая и домашняя Тема группы: Секс и любовь в активном воображении В группа с сформировавшейся трукторой темы секса и агресии , если не табуированы, то обсуждаются крайне неохотно. По счатью наша группа открыта и на неее регулярно приходят такие участники. Правда,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments